Почему мультсериал «Кастлвания» от Netflix — самая удачная экранизация видеоигр. И лучшая прелюдия к «Игре престолов»

Как Россия готовится к кибервойне. Репортаж
Ответить
Пожаловаться
Удалить
Бан
Открыть профиль
истории
Meduza

Netflix

До выхода седьмого сезона «Игры престолов» на HBO остается несколько дней, но конкуренты из Netflix стараются перехватить повестку: их четырехсерийный мультфильм по видеоигре Castlevania — ровно то, чего фанаты ждут от возвращения в Вестерос. «Медуза» рассказывает все, что нужно знать о чуть ли не первой в мире достойной экранизации видеоигр.

«Кастлвания» — это «Дракула» плюс аниме

По крайней мере, на первый взгляд. В основе мультсериала — японская игра Castlevania III: Draculaʼs Curse, выпущенная еще в 1989 году для приставок NES (Nintendo Entertainment System). До нее были две другие, но именно «Проклятие Дракулы» лучше всего подходит для запуска сериала.

Действие пролога сериала разворачивается в 1475 году. Отважная целительница из Валахии приходит в замок к бессмертному вампиру, чтобы научиться у него спасать жизни простых людей. Вампир сперва думает выпить ее досуха, но проникается гуманистическими идеями и берет девушку в жены. Поддавшись ее уговорам, он даже начинает путешествовать, как простой смертный. И вернувшись однажды домой, узнает, что Церковь сожгла его возлюбленную на костре, заподозрив в ведьмовстве. Тогда Дракула дает людям ровно год на то, чтобы покинуть его земли, — а оставшимся обещает затейливые казни.

Когда начнется война и Восточную Европу наводнит нечисть, остановить Дракулу сможет только воин-трикстер из видеоигр Тревор Бельмонт — последний из рода охотников на вампиров, остроумный сквернослов и латентный денди. Выглядит этот анимешный персонаж как нечто среднее между Николасом Кейджем и Дорианом Греем из «Страшных сказок», а озвучивает его Ричард Армитейдж — Торин Дубощит из трилогии «Хоббит».

Castlevania не везло с кино и ТВ

Вокруг уважаемой японской серии все время вертелись продюсеры из Голливуда. В 2005 году — когда вышли кошмарные экранизации Doom и Alone in the Dark — проектом на целых десять лет увлечется постановщик «Обители зла» Пол У. С. Андерсон. За десятилетие долгострой поменяет несколько студий, но в итоге даже не обзаведется сценарием.

В 2015 году будет принято решение снимать полнометражное аниме — а затем к проекту присоединится Netflix, и первый сезон превратится в четырехсерийный мультфильм, по 23 минуты в эпизоде. За графику возьмутся сразу несколько компаний с огромным опытом — их художники рисовали и культовый фильм «Битлджус», и мультсериал «Время приключений».

Castlevania | Teaser: Vengeance | Netflix

То, что получилось, скорее «Игра престолов», нежели игра для приставок

«Кастлвания» оказалась не только красивой (каждый кадр здесь — настоящая картина, а его композиция четко передает эмоциональное состояние героев), но и куда более содержательной, чем оригинальная игра. В 1989 году все было предельно ясно: Дракула и его черти — плохо; Бельмонт и стоящая за ним Церковь — хорошо. Мультсериал заигрывает с модой на антигероев и ожиданиями просвещенных зрителей куда наглее: Дракулу здесь легко понять и простить, Бельмонт упрямо сопротивляется своей героической миссии, а Церковь предстает довольно мерзкой корпорацией.

Любовная линия отсылает к Гете, а сюжет с орденом кочевников-интеллектуалов Вещателей, отказывающихся сопротивляться злу насилием, — к совсем другому писателю, отлученному от церкви, Толстому. Игра взрослеет не только на уровне идей, но и на уровне сценария: тут есть, к примеру, скабрезный диалог о любви пастухов и овец, который мог бы украсить фильмы Квентина Тарантино. А сцены насилия удивят даже ветеранов «Игры престолов» — зато они очень точно передают ужас от нашествия варваров на средневековый (а может, и современный) город. К финалу сезона — до обидного скоротечного — у героя появляется потенциальная возлюбленная; и смелая стилистика «Кастлвании» обещает зрителю гораздо больше, чем классическое фэнтези, где проявление чувственности пресекается мечом, лежащим в постели между Тристаном и Изольдой.

Сериал очарует любого, кто хоть немного играл на компьютере и приставках

Но главное — сериал, работая на очень широкую аудиторию Netflix, умудряется оставаться чем-то интимным для геймеров. Мало кто заметит, но его сюжет построен по принципу игры из 1990-х. На рыночной площади герой по очереди подходит к каждому горожанину и спрашивает о Дракуле — это механика рисованных квестов. Армия монстров, вызванная вампиром, — цитата из знаменитой ролевой игры Diablo. А сами подвиги очень напоминают аркады: незаметно пробраться в крепость, победить «босса уровня», прыгнуть с крыши на крышу.

Эта нехитрая работа с ностальгией запускает в зрителях сложные химические реакции. Причем вспоминается не только Castlevania, но и другие игры, фильмы и книги. Из литературы на ум приходят «Грезы Февра» Джорджа Мартина, автора «Игры престолов», — готический триллер о вампирах с очень сложными мотивациями. Из фильмов — «Вампиры» Джона Карпентера, антиклерикальный боевик о том, что любая религия — это ультиматум победителей проигравшим. А из игр «Кастлвания» ближе всего к культовой Vampire the Masquerade — Redemption. Она вышла в 2000 году и произвела настоящую революцию: главный герой из влюбленного рыцаря превращался в оборотня-негодяя, причем мучительная метаморфоза занимала у него больше 500 лет. Ни в сериалах, ни в фильмах, ни тем более в играх подобные экспедиции в серую зону морали тогда еще не были нормой.

Тем ценнее сегодняшняя «Кастлвания» — успешный синтез игры и сериала. Еще пара таких премьер, и роман кино с ТВ, о котором мы привыкли писать, превратится в любовный треугольник. И с видеоиграми тоже придется считаться.

Егор Москвитин

Егор Москвитин

Все чаты

Чтобы писать в чате,
вы должны залогиниться

Powered by WPeMatico