Как поделить части Сирии, чтобы все остались довольны. Турция, Иран и Россия пока не договорились о зонах деэскалации сирийского конфликта

Жизнь редакции (и сториз!) — в инстаграме «Медузы»
Ответить
Пожаловаться
Удалить
Бан
Открыть профиль
истории
Meduza

Вид на Алеппо

Joseph Eid / AFP / Scanpix / LETA

В Астане 4–5 июня прошел пятый раунд переговоров по Сирии. Делегации России, Турции, Ирана, сирийского правительства и вооруженной оппозиции, а также представители ООН, Иордании и США в качестве наблюдателей не смогли подписать никакого официального документа, но серьезно продвинулись на переговорах. Во всяком случае, в создании зон деэскалации, похоже, заинтересованы все участники.

Поводов для срыва переговоров в Астане было в последнее время более чем достаточно. Например, на юге Сирии, в районе города ат-Танф (около сирийско-иордано-иракской границы), где размещены силы США и тренируемой ими оппозиции, были трижды атакованы проправительственные силы, а 18 июня США сбили Су-22 сирийских ВВС. Турция, в свою очередь, начала подготовку наступательной операции против курдов на севере Сирии и обстреливает курдские позиции уже почти неделю. Несмотря на это, переговоры состоялись, — и это само по себе итог встречи в Астане.

Другой итог — прогресс в обсуждении зон деэскалации. О том, что такие зоны нужны, Россия, Турция и Иран договорились еще в мае, но границы зон согласованы не были. Предполагалось, что одна будет на севере в провинции Идлиб, вторая — в центре в провинциях Хомс и Хама, третья — на юге в пригороде Дамаска Восточная Гута и на южной границе с Израилем и Иорданией.

Сама идея таких зон обсуждалась еще в 2012–2014 годах, но тогда против них выступала Россия. В то время Москва не имела таких сильных позиций в Сирии и не могла согласиться на де-факто разделение зон влияния без своего участия. Зато в 2015-м, когда в Сирию отправились российские войска, Москва сама предложила возобновить переговоры по таким зонам. По сути, это буферные зоны, которые закрепляют сферы влияния за отдельными странами: Турции — на севере, США — на юге, Ирана — в центре. Российские мониторинговые центры в этих переговорах фигурируют во всех зонах, что подкрепляет ее влияние в Сирии.

Несмотря на то, что за создание зон выступают все участники переговоров, договориться они пока так и не смогли. По словам главы российской делегации Александра Лаврентьева, военные трех стран-гарантов (России, Ирана и Турции) практически на 100% согласовали зоны деэскалации в провинции Хомс и Восточная Гута, а на уровне экспертных рабочих групп процесс определения этих зон уже завершился. «То, что решили отложить подписание документа о создании зон де-эскалации в трех районах, то есть в районе Идлиба, в районе Хомса и в восточной Гуте, это явление временное. Я надеюсь, что в самое ближайшее время мы придем к этому решению», — заявил Лавретьев. По словам российского переговорщика, стороны подпишут соглашение уже в ходе очередного раунда переговоров, который запланирован на конец августа.

Основные разногласия лежат в определении границ зон деэскалации. Особенные сложности вызывают зоны на севере, где сильны позиции Турции. Стамбул уже попросил дополнительное время, чтобы обсудить и согласовать точные границы зон. По словам Лавреньева, Москва и Тегеран согласились на это, предпочтя не давить на Турцию. 

При этом Турция начала подготовку новой спецоперации на территории сирийского кантона Африн, подконтрольного курдским отрядам самообороны. Турецкая газета Sabah со ссылкой на свои источники сообщила, что подготовка к операции уже завершена, а первыми целями армии Турции станут город Тель-Рифат и авиабаза Минак. Всего в операции предполагается участие около 20 тысяч турецких военнослужащих и лояльных им боевиков. Турецкие войска уже начали обстреливать населенные пункты кантона Африн. В результате до следующего раунда переговоров, запланированных на последнюю неделю августа, ситуация на севере Сирии может измениться, а вместе с ней и границы зоны деэскалации.

На севере Сирии, часть территории которого контролируют курды, турецкие интересы напрямую сталкиваются с российскими. В связи с этим особое значение приобретает то, кому в итоге достанется Африн. По одной из версий, его могут сдать туркам, а в ответ Турция поможет России вернуть Идлиб под контроль Асада, по другой — Африн сдадут сирийскому правительству, что чревато обострением отношений между Турцией и Россией.

И, наконец, главное. Не исключено, что ситуация в Сирии может поменяться и из-за встречи Дональда Трампа и Владимира Путина 7 июня на саммите «большой двадцатки». Один из ключевых вопросов на повестке их переговоров — именно Сирия.

Алексей Хлебников

Алексей Хлебников

партнерский материал
партнерский материал
Все чаты

Чтобы писать в чате,
вы должны залогиниться

Powered by WPeMatico