ВИЧ-диссидентку из Тюмени будут судить за то, что она отказалась лечить свою дочь. Трехлетняя девочка умерла

Как живет Крымск через пять лет после наводнения
Ответить
Пожаловаться
Удалить
Бан
Открыть профиль
истории
Meduza

Егор Алеев / ТАСС / Scanpix / LETA

5 июля прокуратура Тюменской области передала в суд уголовное дело в отношении 34-летней жительницы Тюмени — она отказалась лечить свою дочь, у которой был ВИЧ, поскольку не верила в само существование вируса иммунодефицита человека. Трехлетняя девочка умерла; ее мать может получить до двух лет колонии — по статье об убийстве по неосторожности. «Медуза» рассказывает главное об этой истории.

34-летняя жительница Тюмени — .Она отрицает само существование вируса иммунодефицита человека. На своей странице во «ВКонтакте» (сейчас удалена) женщина часто репостила публикации из религиозных групп; в том числе видео православного телеканала «Спас», в котором глава комиссии Московского патриархата по защите семьи Дмитрий Смирнов рассказывал, что никакого ВИЧ на самом деле нет. «СПИД возникает не от вымышленного вируса, а от четырех причин — стресс, депрессия, разрушение прививками иммунитета человека и внешняя интоксикация», — утверждал Смирнов и предлагал своим зрителям отказываться от анализов на ВИЧ, чтобы «не подвергать себя лишнему стрессу».

Женщина заразилась ВИЧ четыре года назад. По данным прокуратуры Тюменской области, о своем ВИЧ-статусе она знала с ноября 2013-го; в июне 2014-го у нее родилась дочь. Женщина отказалась от лечения, а также не захотела обследовать ребенка. Вопреки рекомендациям местных врачей, она кормила ребенка грудью, увеличивая риск заражения.

В марте 2017-го женщина сама сообщила о том, что у ее дочери обнаружили ВИЧ; об этом она написала в одной из групп ВИЧ-диссидентов, которая называется «Движение против аферы ВИЧ/СПИД». В своем посте женщина попросила помощи у других «диссидентов», отметив, что ее дочь находится в крайне тяжелом состоянии: трехлетняя девочка «не сидит и не ходит», у нее обнаружены многие другие заболевания. Мать полагала, что это связано с вакцинацией от гепатита, хотя симптомы свидетельствовали о прогрессирующей ВИЧ-инфекции.

В феврале 2017 года девочке поставили диагноз «ВИЧ-инфекция 4В-стадии» — это предтерминальный этап болезни. Однако мать все равно отказывалась ее лечить. Вместо этого она водила ребенка к гомеопатам и остеопатам (о том, почему гомеопатия не работает, можно прочитать в карточках «Медузы»), а также обратилась за помощью к Ольге Ковех (сайт некоммерческой организации «СПИД.Центр» охарактеризовал Ковех как «ВИЧ-отрицательницу, которая называет себя врачом-терапевтом»). Ковех объяснила состояние девочки тем, что у нее «повреждены» иммунная и нервная системы из-за антибиотиков, которые девочка получала в связи с вирусной инфекцией, а также из-за вакцины против гепатита.

4 марта 2017 года «СПИД.Центр» обратился по поводу этой ситуации к уполномоченной по правам ребенка Анне Кузнецовой. Тюменские врачи, в свою очередь, написали в местную прокуратуру и потребовали запретить в России организации ВИЧ-диссидентов.

В апреле 2017 года девочка умерла. «Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, своевременное обследование и лечение ВИЧ-инфекции у ребенка с момента рождения позволило бы добиться ремиссии заболевания и значительно увеличить продолжительность его жизни с этой патологией», — говорится в сообщении областной прокуратуры. В региональном управлении Следственного комитета добавили, что когда девочка уже находилась в критическом состоянии, мать ребенка согласилась на лечение — однако спасти ребенка врачи не смогли.

Мать ребенка будут судить. Прокуратура утвердила обвинительное заключение и направила материалы в суд Центрального района Тюмени. Женщина обвиняется по части 1 статьи 109 УК РФ («причинение смерти по неосторожности»). Ей грозит до двух лет лишения свободы. В областном «Центре СПИД» констатировали, что женщина «искренне любила своего ребенка и вложила в девочку много сил». «Просто маму ВИЧ-диссиденты настроили так: болезни не существует, а ребенка нужно защищать от препаратов», — пояснила «Медузе» пресс-секретарь центра Елена Лосева.

Отказ от лечения детей — норма для ВИЧ-диссидентов. Только в Тюменской области более 30 детей с ВИЧ (12 из них, по сведениям тюменских медиков, находятся в тяжелом состоянии) не получают лечение по причине того, что родители категорически отказываются от терапии. По закону намеренный отказ родителей лечить ребенка с хроническим заболеванием приравнивается к угрозе жизни и может привести к лишению родительских прав; на практике заставить родителей лечить детей от ВИЧ позволяет только решение суда. Елена Лосева рассказала, что по каждому случаю отказа от лечения центр обращается в правоохранительные органы.

«Это [смерть ребенка] достаточно характерный случай для диссидентов. Они происходят, конечно редко, но происходят. Часто для этих людей поводом изменить свое мнение о ВИЧ становится как раз смерть в семье. Тогда они бегут к врачам лечиться», — говорит «Медузе» медицинский директор «СПИД.Центра» Елена Орлова-Морозова. Она подчеркивает: если ВИЧ-положительная мать принимает во время беременности необходимые препараты, болезнь передается ребенку только в 1–2% случаев. Это подтверждается и официальными данными по Тюменской области: в регионе от ВИЧ-положительных матерей за все время наблюдения родился 3941 ребенок. Только в 186 случаях у детей диагностировали ВИЧ — как правило, это было связано с тем, что матери отказались принимать препараты.

Активисты, которые ведут во «ВКонтакте» группу «ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети» (мониторит ситуацию с ВИЧ-диссидентами), утверждают, что в России за несколько лет из-за отказа лечить ВИЧ умерли 60 человек. 13 из них — в возрасте от нескольких месяцев до десяти лет.

Павел Мерзликин

Павел Мерзликин

Все чаты

Чтобы писать в чате,
вы должны залогиниться

Powered by WPeMatico